Свежие комментарии

  • Александр Пилюгин
    Причем тут Россия и переизбрание президента США. России не принимает участие в выборах и ей глубоко наплевать, какого...Трамп уверен, что...
  • Дмитрий
    БЛА бла бла, а где доказательства?Контрразведка США...
  • ОЛЕГ ОЛЕГ
    вот урод и тварь последняя ! ... Может наличие в США ( и не только там ) такого фактора как кровная месть , замедлила...В США выпущенный ...

Раскол в «Ликуде» и «постколониальный джихад» против США: Израиль в фокусе

Раскол в «Ликуде» и «постколониальный джихад» против США: Израиль в фокусе

Глава комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне Цви Хаузер, представляющий фракцию «Дерех Эрец», стал на этой неделе человеком, на которого в Кнессете смотрят как на последнюю надежду. Его законопроект, предусматривающий перенос даты утверждения государственного бюджета, может предотвратить то, что сейчас кажется весьма вероятным: выборы в Кнессет 24-го созыва в ноябре 2020 года. Без закона Хаузера бюджет должен быть утвержден не позднее 25 августа. И пока нет никаких признаков того, что это будет сделано. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и сменный премьер-министр Бени Ганц обмениваются воинственными заявлениями, свидетельствующими о чем угодно, кроме готовности к компромиссу. «Я не откажусь от своего требования о принятии двухгодичного бюджета», — заявил Ганц в интервью телеканалу «Решет». А его товарищ по партии, депутат Рам Шефа в интервью «Кан РЭКА» вообще сделал вид, что не понимает, о чем идет речь. «Есть коалиционные соглашения, и их нужно соблюдать. Все остальное будет попыткой смешать политику и экономику», — заявил Шефа. Вряд ли для него секрет, что политика и экономика в Израиле перемешаны давно и прочно, причем чаще всего политика берет верх. Премьер-министр Нетаньяху, в свою очередь, на заседании фракции «Ликуд» сказал, что выборы Израилю совсем не нужны, а нужны бюджет и стабильность.

Означает ли это, что Нетаньяху готов на компромисс во имя этой самой стабильности? Отнюдь. В окружении Нетаньяху говорят о том, что он не стремится к выборам, не намерен форсировать их, однако, если компромиссного решения не будет найдено, то вполне готов и на такое развитие событий. Министр финансов Исраэль Кац уже обратился к главе правительства с просьбой вынести на обсуждение проект одногодичного бюджета. Несмотря на непримиримые декларации сторон, в политических кругах все еще не теряют надежды на спасение от выборов. «Логика говорит, что необходимо найти решение», — сказал в интервью NEWSru.co.il депутат Гидеон Саар. Логика, в данном случае, не только диктует действия на благо интересов государства. В немалой степени играет роль и логика политическая. «Ликуд» продолжает терять мандаты. Опросы Panels Politics свидетельствуют об утрате пяти мандатов за месяц. Праворелигиозный блок, который совсем недавно уверенно набирал 64−65 мандатов, вернулся к отметке 60 мандатов. «Автоматически» правительства у Нетаньяху нет. И совершенно не очевидно, что у него есть блок. «Нет никакой гарантии, что мы порекомендуем именно Нетаньяху», — сказал в интервью на этой неделе глава «Ямина» Нафтали Беннет. Глава правительства, оставивший правый блок за бортом коалиции, отдавший министерство юстиции бывшему главе профсоюзов и не спешащий реализовать свое главное обещание, трижды данное правому лагерю — распространить суверенитет на районы Иудеи и Самарии, перестал быть само собой разумеющимся кандидатом в глазах правых политиков. Это не значит, что они порекомендуют Ганца, Лапида или Либермана. Они могут просто промолчать. Ганц также не торопится на выборы. 9−10 мандатов, которые ему прочат опросы, вполне могут растаять в воздухе, когда начнется предвыборная кампания, и избирателям придется искать повод, чтобы проголосовать за «Кахоль Лаван». Поводов, признаемся, не так много. И вновь о Цви Хаузере. Глава комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне — один из самых серьезных и ответственных депутатов Кнессета. В его окружении говорят о том, что законопроект является его персональной инициативой и не согласован ни с Ганцем, ни с Нетаньяху. Заинтересован ли в отсрочке глава правительства? Приближенные Хаузера затрудняются с однозначным ответом. С одной стороны, министр Офир Акунис несколько дней назад высказался в поддержку этого законопроекта. С другой стороны, «Ликуд» разворачивает все более активную кампанию за одногодичный бюджет. Нетаньяху, как обычно, никому не сообщает о своих истинных намерениях. Неясно, насколько они очевидны ему самому. Тем временем, в «Ликуде» растет нервозность. В эпицентре грядущей бури находится глава фракции Мики Зоар. Его решение наказать депутатов, нарушивших коалиционную дисциплину, переполнило чашу терпения коллег по фракции. По меньшей мере, 12 из них подписали письмо с требованием сменить Зоара на посту главы фракции. Инициировал письмо депутат Шломо Караи, один из наиболее лояльных и верных Нетаньяху ликудников. «Когда Нетаньяху узнает, что творит Зоар, он поймет, что мы правы», — говорил Караи в беседах с приближенными. Пока Нетаньяху демонстрирует полную поддержку Зоару, но, если гармония во фракции не восстановится, глава фракции станет напоминать того тренера футбольной команды, владельцы которой публикуют заявление о том, что он пользуется их полной поддержкой, а на следующий день увольняют его. В Кнессете говорят о том, что санкции, наложенные на депутатов от «Ликуда» — это лишь попытка прикрыть отстранение от должности главы комиссии Кнессета по коронавирусу Ифат Шаша-Битон («Ликуд”/”Кулану»). В «Ликуде» в эти дни вновь говорят о возможности раскола. На прошлой неделе сообщалось о том, что группа депутатов (бывших и действующих) намерена инициировать отстранение Биньямина Нетаньяху от руководства партией. В случае провала этой инициативы ее авторы намерены расколоть «Ликуд» и создать самостоятельную политическую структуру. Останавливает их печальный опыт аналогичной попытки, предпринятой Ариэлем Шароном. Избиратели «Ликуда» плохо относятся к тем, кто раскалывает партию. Парадокс нынешней политической ситуации заключается в том, что падение «Ликуда» в опросах и ослабление праворелигиозного лагеря в целом не приближает Израиль к смене политической власти. «Еш Атид» — ТЭЛЕМ», «Кахоль Лаван» и МЕРЕЦ набирают в опросах сегодня 35−36 мандатов. На выборах в марте они набрали 40. НДИ усиливается, но несущественно. Если выборы пройдут в самое ближайшее время, и их результаты будут коррелировать с результатами опросов, глава оппозиции Яир Лапид останется в той же патовой ситуации, в которой находился ранее: он не захочет брать в коалицию Объединенный арабский список и ему будет крайне сложно прийти к соглашению с ультраортодоксальными фракциями. Без союза с теми или другими у оппозиции нет шансов сформировать коалицию. Какие бы изменения в общественном сознании не происходили, они не влияют на политический расклад. Экономический кризис, раздраженность граждан провалами в борьбе с эпидемией — все это ослабляет «Ликуд», наносит удар по рейтингу премьер-министра, но при существующей структуре израильской политической системы и неуверенности израильтян в том, что есть кто-то конкретный, кого они хотят видеть в резиденции на улице Бальфур вместо Нетаньяху, не может привести к смене власти. Даже устав от Нетаньяху, израильтяне не готовы, во всяком случае пока, довериться Яиру Лапиду или кому-то другому. Массовые митинги протеста, продолжающиеся под «черными флагами» на улицах городов также картины не меняют. Абстрактное требование сменить правительство само по себе многого не стоит, когда нет конкретной политической фигуры, способной стать эффективной альтернативой действующей власти. Однако происходящее на улицах наших городов не может не вызывать беспокойства, потому что все более напоминает, если не гражданскую войну, то преамбулу к ней. Нападения на полицейских с одной стороны, нападения на митингующих с другой. Противостояние сторонников Нетаньяху и его противников выплескивается на улицы, и по всем признакам это только начало. (newsru.co.il) Двадцать лет назад, 3 июля 2000 года, на израильской границе с Ливаном произошел инцидент, который в то время мог показаться пусть и несколько странным, но вряд ли заслуживающим особого внимания. Теперь, по прошествии двадцати лет, становится ясно, что это был важнейший момент, предвосхищающий нынешние трагические события. Этакий предвестник насилия черни, выплеснувшегося нынче во многих частях Америки. В тот день профессор Колумбийского университета Эдвард Саид был сфотографирован на контролируемой «Хизбаллой» ливанской стороне границы с Израилем — он бросал камень в сторожевую вышку Армии обороны Израиля, расположенную в 30 метрах. Умерший в 2003 году Саид был не просто профессором. Среди левых интеллектуалов он слыл суперзвездой. Более того, он был одновременно профессором и членом террористической организации. Саид занимал не только академический пост, он являлся членом Национального совета Палестины, официального руководящего аппарата террористической группировки «Организация освобождения Палестины». Тем не менее, его тогдашний поступок мог показаться несколько странным. Ведь ООП официально отказалась от террора еще за семь лет до того, как начался мирный процесс и переговоры с Израилем. Правда, с тех пор палестинский террор разросся до кошмарных масштабов. Количество израильтян, убитых палестинскими террористами именно в этот период — с 1993 по 2000 год — было больше, чем за все предыдущие 15 лет арабского террора. Но сам Саид называл себя мирным человеком. Зачем же он решил сфотографироваться при броске камня в израильских солдат, которые защищали свою границу? Чтобы понять действия Саида, необходимо уяснить его интеллектуальную позицию. Хотя сферой его профессиональной научной деятельности была сравнительная литература, Саид стал знаменит благодаря работе, не имевшей ничего общего с этим предметом. В 1978 году Саид опубликовал книгу «Ориентализм», полемический анализ западного изучения арабского и исламского миров. Работа Саида, ставшая каноническим текстом для «постколониальной» школы исследований в американских академических кругах, отрицала всю западную науку об исламском мире. И, в более широком смысле, она отрицала вообще саму способность западных ученых изучать другие регионы и народы мира. В своей книге Саид охарактеризовал все западные — и особенно американские — научные исследования об арабском и исламском мире как одну большую теорию заговора. Как заметил исследователь Ближнего Востока Мартин Крамер, в своей работе «Башни слоновой кости на песке: провал ближневосточных исследований в Америке», опубликованной в 2001 году, Саид утверждал, что западное изучение арабского и исламского мира представляет собой выражение белого превосходства, «сформулированного Западом для оправдания своего господства над Востоком». Начиная с эпохи просвещения и до настоящего времени, утверждал Саид, «высказывания любого европейца о Востоке были расистскими, империалистическими и почти целиком этноцентрическими». Сразу после публикации «Ориентализм» вызвал широкое научное обсуждение. Реакция исследователей была дружной: как те, кто был атакован и осужден в книге Саида, так и те, кого он в ней поддерживал, отвергли и его тезисы, и аргументацию. И это понятно, ведь в основе посыла Саида была ясная цель науку как таковую, основывающуюся на фактах и свидетельствах, признать недействительной в пользу идеологии. Если все западные, и особенно американские, исследования о незападном мире по своей сути неизбежно являются расистскими, то совершенно не имеет значения, насколько хорошо человек освоил этот предмет. Ничто из того, что он сделал или сделает, не будет заслуживающим доверия. По сути «Ориентализм» стал призывом к оружию, к войне против здравого смысла. Для студентов, как тогда, так и сейчас, образ мысли (хотя скорее было бы правильно называть его образом отсутствия мысли) предлагаемый Саидом, выглядел крайне заманчиво. Ведь основная идея Саида состояла в том, что все заслуженные и знаменитые исследования по исламу, равно как и Азии, Африки или Латинской Америке — даже хуже, чем ничего не стоящие. Ведь любой белый американец по определению — агент зла. В последующие годы академические сферы, в которых антиинтеллектуальные предписания Саида объявили белых американцев заведомо профессионально непригодными для работы, значительно расширились. Среди прочего, они теперь включают «афроамериканские» исследования, «гендерные» и «трансгендерные» исследования. С другой стороны, студенту любого уровня, который принимает постколониальную позицию Саида, автоматически присваивается статус эксперта, обладающего моральным и интеллектуальным превосходством, посвятившим свою жизнь изучению этого предмета. Иными словами, незнание в этой постколониальной школе поощряется и, напротив, классические знания очерняются. Сила теории заговора заключается в ее непроницаемости для фактов. Заговоры имеют встроенное объяснение своих многочисленных противоречий: любой, кто ставит под сомнение мировоззрение заговорщиков, объявляется представителем класса угнетателей. В случае с Саидом стоит вам лишь усомниться в верности постколониальной школы, и вы будете объявлены расистом, если вы белый, и коллаборационистом, и слугой расизма, если вы не белый. Это напрямую ведет нас к политическому насилию. Саид попытался отмахнуться от критики своего метания камня — мол, это всего лишь много шума из ничего. Но израильтяне не были в этом так уверены. Деннис Зинн, израильский телерепортер, освещавший деятельность метателей камней на границе в те дни, когда Саид бросал свой камень, объяснил еще тогда, что ничего случайного или «символического» в действиях Саида не было вовсе. По словам Зинна, место, где Саид бросил свой камень, было местом ежедневных провокаций и атак. «Ливанцы выстраиваются в ряд и ждут своей очереди, чтобы бросить камень, подвергая опасности как солдат, так и гражданских лиц». Зачем Саид это делал? Что пытался сказать знаменитый профессор, бросая камень в израильтян через границу? Ответ можно сформулировать на двух уровнях. Во-первых, имело значение членство Саида в ООП. ООП была не просто инкубатором современного террора. Это была та самая группировка, что познакомила мир с захватом гражданских самолетов и взрывами автобусов. Это были первопроходцы симбиоза политической войны с террором. Главарь ООП Ясир Арафат заявлял, что недостаточно просто убивать израильтян или евреев. Право евреев на государство и, по сути, на саму жизнь должно быть лишено легитимации и криминализовано посредством политической войны. Для Арафата политическая война и террор изначально шли рука об руку. С точки зрения Арафата, цель политической войны — делигитимация и криминализация, по сути, «обесчеловечивание» избранной жертвы — должна была в итоге обеспечить возможность и законность ведения террористической войны, целью которой, в свою очередь, становилась физическая ликвидация всего вражеского народа. Для Саида метание камня в Израиль являлось сигналом к тому, что следует начинать следующий этап битвы против Израиля. Примечательно, что террористическая война палестинских арабов против Израиля началась всего лишь два месяца спустя. В более широком смысле, тем не менее, поддержка Саидом войны палестинских террористов с Израилем была частью куда более масштабного «постколониального джихада», который он вел против Соединенных Штатов. Объявляя американских профессоров расистами и империалистами по определению, он стремился лишить их самого права изучать и описывать мир. В итоге «Ориентализм» стал основой для гораздо более широкой кампании в университетских кампусах за делигитимацию Соединенных Штатов как политического образования, расистского по своей сути. Целью интеллектуального нигилизма всех подобных поборников преобладания «нарратива» над фактами, разумеется, состояла не в том, чтобы оставить студентов в неведении насчет того, что и как было на самом деле. Речь шла о манипулировании студентами для привлечения их к участию в политическом насилии против Соединенных Штатов. Ведь, согласно этому подходу, американские исследователи по своей сути расисты и, следовательно, злодеи, просто потому что сама Америка по определению является расистской и, следовательно, злодейской. Если же Америка по своей природе является злом, то единственно правильное, что необходимо сделать, — применить насилие, чтобы уничтожить ее. Швыряние камня в Израиль 20 лет назад, предпринятое Саидом, было неизбежной и желанной конечной точкой его антиинтеллектуальной деятельности. Теперь же его конечная цель стала реальностью на улицах великих городов Америки. Автор: Кэролайн Глик

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх