Свежие комментарии

  • ВЛАДИСЛАВ
    Умные учатся на чужих ошибках, в дураки на собственных. Этого учителя явно к умным отнести было нельзя.В Париже обезглав...
  • Валентина стахова
    Не буди лихо... Зачем учителю надо было трогать их Бога.В Париже обезглав...
  • Nikolaj
    ...а учить тоже нужно грамотно и не позволять вольно трактовать "свободу слова", небось за критику "радужного европей...В Париже обезглав...

Санкции США не помешают интеграции энергосистем Азербайджана, Ирана и России – азербайджанский эксперт

Санкции США не помешают интеграции энергосистем Азербайджана, Ирана и России – азербайджанский эксперт

26 августа министры иностранных дел Азербайджана и России провели переговоры, обсудив вопросы региональной безопасности и торгово-экономического сотрудничества. В их число вошли трехсторонние проекты с Ираном и Турцией. В частности, глава российского МИД выразил уверенность, что «весьма актуальный и востребованный» проект энергомоста между Россией, Азербайджаном и Ираном будет реализован даже в условиях антииранских санкций США. О перспективах этого проекта и других важных направлениях развития российско-азербайджанского экономического сотрудничествах корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал доктор экономических наук, заместитель директора Русской экономической школы Азербайджанского государственного экономического университета Эльшад Мамедов.

– Россия, Иран и Азербайджан обсуждают создание трехстороннего энергомоста с 2005 г. Как вы оцениваете перспективы реализации такого проекта в условиях санкций в отношении Ирана?

– На мой взгляд, вопрос интеграции энергосистем России, Ирана и Азербайджана является весьма актуальным на протяжении уже многих лет. Я думаю, что по этому вопросу, наконец, нужно прийти к стадии непосредственной реализации. Что касается в целом общемировых трендов на сегодняшний день, вопросы деглобализации мировой экономики, разделения глобальной экономики на макрорегионы, на мой взгляд, как никогда за последнее десятилетие актуальны.

И это, наоборот, открывает возможности для углубления интеграционных отношений в регионе, в том числе между тремя вышеупомянутыми государствами в энергетическом секторе. Поэтому я думаю, что никаких серьезных препятствий по этому вопросу нет.

Что касается антииранских санкций, то я на сегодняшний день не вижу каких-то серьезных механизмов и рычагов влияния на Россию, потому что такие санкции уже действуют в той мере, в которой применение санкций в отношении РФ было бы выгодно США.

Дальнейшее углубление санкций, на мой взгляд, не будет на руку даже самим США, потому что серьезных, более значимых рычагов санкционного давления на Россию, которые бы не затрагивали в конечном счете и интересы США, нет.

Поэтому со стороны США нет каких-то рисков санкционного давления из-за сотрудничества с Ираном.

Экономические отношения Азербайджана с США – на очень мизерном уровне. Тут тоже не стоит ожидать какого-то серьезного экономического давления со стороны США из-за налаживания отношений с Ираном. Что же касается возможности каких-то мер давления со стороны Евросоюза, то львиная доля отношений между Азербайджаном и Евросоюзом в первую очередь связана с экспортом энергоносителей в Европу.

Тут интересы Евросоюза в поставках азербайджанских энергоносителей не менее значимы, чем интересы Азербайджана, потому что Евросоюз нуждается в диверсификации поставок энергоносителей. В этом плане Азербайджан является одним из немногих альтернативных источников. Других каких-то серьезных и значимых экономических отношений и, следовательно, рычагов давления на Азербайджан, со стороны Евросоюза нет. Тем более их нет со стороны США.

– Насколько важен такой проект региону?

– Считаю, что интеграция энергосистем полезна для всех трех стран. Не надо забывать о примере единой энергетической системы Советского Союза, о том, что целый ряд стран, не входящих в Союз, был крайне заинтересован в подключении к единой энергетической системе Советского Союза, потому что структура сложных систем и их природа такова, что усложнение, укрупнение ведет к повышению эффективности. И с точки зрения возможных реверсных поставок, и с точки зрения в целом интеграции энергосистем трех стран в плане повышения эффективности, в плане понижения себестоимости, возможного понижения цен на энергоносители. По всем этим направлениям экономическая выгода от интеграции энергосистем для всех участников этого проекта ощутима и очевидна.

– Какие дивиденды получит от его реализации азербайджанская сторона?

– В первую очередь, это интеграция энергосистем. Это всегда означает повышение экономической эффективности: это улучшение ситуации с рентабельностью, понижение себестоимости и возможности доведения до потребителей электроэнергию по более приемлемым тарифам. В этом плане выгода для Азербайджана очевидна, и вместе с тем, по тем регионам, которые граничат с Российской Федерацией и Ираном, мы можем констатировать, что интеграция энергосистем может привести к значительному повышению в плане энергоэффективности.

При этом следует отметить, что это экономия тех мощностей, которые могут быть направлены на другие сферы национальной экономики и тех мощностей, которые могут быть переориентированы на экспорт. Это, в свою очередь, и дополнительная валютная выручка, и, естественно, дополнительные инвестиционные возможности национальной экономики.

– В ходе встречи министров иностранных дел Азербайджана и России была подчеркнута значимость «дорожных карт» по развитию сотрудничества между двумя странами, а также выражена надежда на скорое утверждение новой «дорожной карты» в области инноваций. Что она из себя представляет и какие возможности откроет перед обеими странами?

– Дорожная карта между нашими странами должна быть реализована. Она должна быть направлена на повышение инновационной роли углубления сотрудничества между нашими странами, потому что именно инновационная составляющая – слабое место для экономик всех стран бывшего СССР. К сожалению, мы за последние десятилетия вышли на неэквивалентный внешнеторговый обмен со всем остальным миром. В обмен на природные ресурсы получаем долларовые бумажки, которые в последние месяцы безудержно и безостановочно печатает Федеральная Резервная Система США.

Поэтому я думаю, что нашим странам пора, наконец, перейти к инновационной модели экономики. Для этого необходима синхронизированная макроэкономическая политика в регионе. Думаю, что мы обязательно к этому придем. Чем раньше мы это сделаем, тем лучше – тем раньше повысится наша конкурентоспособность.

На сегодняшний день мы имеем большой потенциал для прироста в региональном развитии. В Азербайджане и в России, да и на всем постсоветском пространстве экономика не романтизирована, поэтому наращивание инвестиций в приоритетном формате инновационной сферы может позволить нашим национальным экономикам выйти на ближайшую траекторию развития. Для этого необходимо расширение рынков, их интеграция, углубление экономической интеграции по всем компонентам макроэкономического развития.

Думаю, что в будущем при соответствующей интегрированной денежно-кредитной политике, промышленной бюджетно-налоговой политике, внешнеэкономической политике мы через углубление экономической интеграции можем выйти на устойчивую позитивную динамику, которая будет давать возможность в течение ближайших десятилетий выйти на устойчивый опережающий экономический рост в регионе. То есть, для этого есть все возможности.

Несомненно, эта политика должна носить последовательный характер. Это не решение одного-двух дней или месяца. Вместе с тем, этот процесс нужно запускать в ускоренном формате. Реализация совместных инновационных проектов должна сопровождаться углублением экономической интеграции. С понижением валютно-сырьевой обеспеченности наших национальных экономик интеграция в плане внедрения инноваций будет еще более востребована. Мы будем свидетелями более углубленной экономической интеграции. Это реальные вызовы, на которые придется реагировать.

– Как развиваются торгово-экономические отношения Азербайджана и России в условиях пандемии?

– Безусловно, пандемия внесла свой вклад в отрицательную динамику по взаимной торговле между нашими странами. За последние годы динамика была в целом позитивной. Взаимный товарооборот между нашими странами рос. Показатели этого года, конечно же, далеко не столь позитивны. Но даже та позитивная динамика, которая наблюдалась в последние годы, далека от потенциала наших торгово-экономических отношений. Я думаю, что мы можем предварительно говорить о целевом показателе в $10 млрд между нашими странами. Вместе с тем, мы должны вдвое увеличить объем взаимных инвестиций. Но все это должно сопровождаться синхронизированной макроэкономической политикой, направленной как на увеличение производственных мощностей, так и на расширение рынков сбыта для производимой в наших странах продукции.

Таким образом, синхронизированная макроэкономическая политика, углубление экономической интеграции, упор на инновационные сферы наших национальных экономик – это то, что позволит выйти на опережающую траекторию роста торговли между нашими странами.

Потенциал наращивания сотрудничества между нашими странами позволяет говорить о том, что в случае соответствующей макроэкономической политики управления мы можем выйти на существенно значимые показатели по экономическому развитию наших стран.

– Крупнейший российский производитель сельскохозяйственной техники компания «Ростсельмаш» ведет переговоры с азербайджанской машиностроительной компанией «АзерМаш» по реализации инвестиционного проекта, подразумевающего организацию сборочного производства российской зерноуборочной техники в Азербайджане. Насколько выгодным будет этот контракт для Азербайджана на фоне выпуска белорусских зерноуборочных комбайнов в стране?

– Я не думаю, что производство в Азербайджане белорусских зерноуборочных комбайнов может как-то помешать сотрудничеству с крупными российскими производителями сельхозтехники, в частности, «Ростсельмашем». Хочу отметить взаимодополняемость стран бывшего Советского Союза. Это связано и с нашим общим советским прошлым, с тем, что в целом на постсоветском пространстве исторически сложилась такая ситуация, что экономики наших стран достаточно ощутимо взаимодополняют друг друга. Те же белорусские производители могут координировать свои действия с российскими производителями, с российским реальным сектором, с тем же «Ростсельмашем». Почему же это не могут делать представители азербайджанского реального сектора экономики?

Я думаю, что сотрудничество с такой высокотехнологичной компанией как «Ростсельмаш» крайне важно для нашей страны, которая традиционно являлась и является аграрной. Вместе с тем, говоря о том, что мы аграрная страна, мы ни в коем случае не имеем в виду то, что наша национальная экономика отсталая. Внедрение биотехнологий, инновационных решений в сельском хозяйстве позволяет в разы увеличить рентабельность и резко повысить конкурентоспособность сельскохозяйственного сектора страны, и в целом национальной экономики. Именно такие сферы как производство сельхозтехники могут позволить существенно увеличить добавленную стоимость в сельхозсекторе и повысить конкурентоспособность как отечественного сельхозсектора, так и экономики Азербайджана в целом.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх